Там, где нас нет

На дворе август 2018. Позади три поразительных месяца, по истечению которых я пишу на тему «воспоминания о лете», хотя моё повествование скорее о выводах, к которым можно прийти, на эти самые воспоминания полагаясь. Контрастные события, произошедшие со мной, произвели неизгладимое впечатление и дали почву для размышлений, которыми я хочу поделиться.
27 июня наш самолёт произвёл посадку в аэропорту города Хайкоу, в провинциальной столице острова Хайнань на Юге Китая. Сделав первый шаг по трапу, в моём сознании глубоко укоренилась мысль о том, что это не другая страна. Это другая цивилизация.
Мы провели там всего неделю, но, будь я писателем, не смогла бы уместить всех впечатлений и в цикл книг. На чём бы не остановился ошеломлённый взгляд, всё там для нашего человека будет редкостью и большой экзотикой. Океаны зелени, над которыми величественно возвышаются горные хребты. Тропический остров омывается Южно-Китайским кристально чистым морем. Каждый квадратный метр на улицах Китая дышит азиатским колоритом. На улицах нет машин, только мопеды, и кажется, что невидимое течение несет тысячи людей по этим рябым кварталам. Высокотехнологичное будущее там стоит плечом к плечу с нищетой и разрухой, а последнее слово науки соседствует с элементарной безграмотностью. Жилые дома больше напоминают клетки, а бизнес-центры похожи на сверхтехнологичных роботов-трансформеров или арт-объекты.
Буддистские храмы настолько богаты, монументальны и величественны, что при одном их виде рождается желание приклонить колени, лишь потому что вера, возведённая в такую степень, может только потрясать. Буддизм как мировоззрение всегда представлялся мне чем-то очень загадочным и глубоким, но в то же время светлым и позитивным. Побывав в нескольких буддистских храмах, я пришла к мысли о том, что эти же эпитеты характерны и для материального воплощения этой веры. Всё, к чему когда-либо прикасалась рука мудрого старца, в буквальном смысле превращено в золото. Китайцы верят в легенды, как дети верят в сказки — без крупинки сомнения. Именно Китай является родиной мировой медицины, но долгожителей чаще можно встретить в храмах, чем в поликлинниках, ведь они безоговорочно убеждены, что источником их жизненных сил является именно вера. В каждом квартале обязательно есть удивительные парки, появление которых обусловлено историей, произошедшей на этом месте (истории, к слову, носят совершенно мифический характер, но, как я уже заметила , легенды в Китае сомнениям и оспариванию не подвергаются). Несмотря на рекордную населённость, днём на улицах почти нет людей. Все прячутся от палящего солнца, а кто и выходит, тот обязательно облачается в глухие одежды. Все рынки работают в ночное время, ведь днём долго находиться на солнце просто опасно для жизни. А китайская кухня во всем мире известна как образец эклектичности. Кажется, нет в мире ничего произрастающего, бегающего, плавающего, ползающего, прыгающего или летающего, чего нельзя было бы встретить на столе у китайца. Как гласит китайская поговорка, хороший повар может приготовить все, кроме луны и её отражения в воде. В общем, можно еще долго растекаться мыслью по древу, вдаваться в детали и пытаться вычленять самые яркие моменты из общей удивительной увиденной картины, но суть моего рассказа совсем не в этом.
Спустя несколько дней после моего возвращения домой раздался звонок. Поступило предложение в качестве репортёра поучаствовать в проекте, направленном на реставрацию объектов историко-культурного наследия брянской области. Я без раздумий согласилась, даже не представляя, с какими удивительными местами, людьми, историями и явлениями мне предстоит познакомиться.
С первого же дня работа в проекте захлестнула меня волной. Я была поражена тому, какой кладезью информации является каждый, кто принимает в нём участие. В активную деятельность вовлечена масса историков, археологов, архитекторов и краеведов, а так же множество небезразличных творческих людей, направивших всю свою энергию в это русло. Вместе с активистами проекта мы выезжали на места архитектурного наследия брянщины : уникальные заброшенные мосты, построенные небезызвестными историческими лицами, ветхие старинные монастыри, храмы и церкви, удивительные Екатерининские полуразрушенные дворцы. Больше всего меня поразила усадьба Екатеринодар в с. Ляличи, построенная по эксклюзивному проекту знаменитого итальянского архетектора Джакомо Кваренги. Оказавшись там, сложно поверить, что находишься в суражском районе, ведь зрелища подстать разве что Петергофу. Все постройки, которые мы успели посетить за это время, просто дышут русской историей, но глядя на весь декаданс, происходящий с ними сегодня, становится горестно . Имперские залы поросли высокой травой, церковные своды разрушаются под воздействием сурового климата, а историческая архитектура всеми забыта и холодно занесена в реестр аварийных построек. Власти всё откладывают «на потом», думая, что когда-нибудь оно наступит, а местные жители не хотят брать на себя такую ответственность, либо просто даже не знают, что живут рядом с редкими памятниками истории. Вот он, русский менталитет во всей красе! Горько. А ведь на брянщине, не говоря уж о всей России , великое множество подобных неповторимых строений, которые из года в года лишь претерпевают упадок, теряя шанс на достойную и убедительную реставрацию. Не хочется ставить никого в пример, но взять тот же Китай, не зря с него началось моё повествование . Любое дерево, к которому там когда-либо прикасалась рука исторической личности , тут же становится объектом национального достояния с кучей туристов, легенд и возни вокруг, в то время как у нас в буйной растительности утопают царские дворцы и богатые дворянские усадьбы. В России неисчерпаемы не только природные ресурсы, но и исторические, но нам до них просто нет дела. «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего» — цитата, принадлежащая М. Ломоносову, с которой со школьной скамьи должен быть знаком каждый.
Главным воспоминанием этого лета для меня станет наглядный контраст между Китаем и Россией в отношении сохранения и приумножения национальных достояний. Не хочу обращаться к клише про патриотизм. Люблю свою страну, горжусь ею, но у нас много проблем, и такой вопрос, как более бережное отношение к старинной архитектуре требует незамедлительного рассмотрения, ведь древние постройки имеют тенденцию разрушаться. Я очень надеюсь, что новое поколение молодых неравнодушных ребят , подобных тем, с которыми мне посчастливилось познакомиться, всё же смогут найти рычаги влияния на непростой русский менталитет, и тогда каждый турист, посетивший любой уголок нашей сказочно богатой страны, придёт в восторг, а каждый россиянин возгордится своим городом или посёлком. Все мы сегодня пытаемся тянуть лямку прогресса, даже не задумываясь о том, что настоящая глубина и богатство нации — в колорите, а колорит определяется историей и культурой.

1 комментарий

    Занимательно!

Добавить комментарий для Olegg Golovachev Отменить ответ